Вход для клиентов

Если вы уже зарегистрированы, введите свой логин и пароль.
Заказ билетов и справки по тел.
+49 (0) 911 240 29 940
Корзина (0)

”Юнона” и “Авось”

Четверть века назад, в 1981 году театральной сенсацией стала постановка режиссера Марка Захарова в театре им. Ленинского Комсомола рок-оперы Алексея Рыбникова на либретто Андрея Вознесенского «”Юнона” и “Авось”».

Вдумаемся — на сцене Ленкома звучали православные молитвы и песнопения, развевался Андреевский флаг, появилась Богоматерь с младенцем Иисусом. Это казалось чудом — да и было чудом. Позднее Марк Захаров рассказывал, что, перед сдачей спектакля комиссии, он рано утром сходил в храм и освятил три маленьких иконки. Две поставил в гримерки к главным героям, одну взял себе. В результате спектакль был принят без замечаний и цензурных поправок, что в те времена вообще было редкостью.

История этого произведения началась со встречи А. Рыбникова и А. Вознесенского. Рыбников, человек глубоко верующий, захотел соединить традиционные православные песнопения с элементами современного музыкального языка. И в это время к нему подошел Андрей Вознесенский с текстом своей поэмы «Авось!», написанной на основе подлинных исторических фактов. Так началась работа над оперой.

Поэма «Авось!» заметно отличалась от либретто оперы. Само название ее означало как имя корабля, так и слово, которое, по мнению Вознесенского было одним из проявлений особенности русского духа. Но корабль «Авось» — одномачтовый тендер, первый российский корабль, построенный на Аляске, был лишь вспомогательным судном, участвовавшим в той исторической экспедиции. Основным кораблем был трехмачтовый фрегат «Юнона». Так либретто получило название «”Юнона” и “Авось”»

В основе сюжета оперы — история любви русского графа Николая Петровича Резанова и Марии дела Концепсион Аргуэльо дочери коменданта крепости Сан-Франциско. Они встретились в Калифорнии, были знакомы несколько недель, обручились. Спустя год, на пути в Петербург Рязанов умирает в Красноярске. Кончита ждет его 35 лет, после чего становится монахиней Доминиканского Ордена.

Вознесенский и в поэме и в либретто весьма вольно обошелся с исторической правдой. Была изменена хронология событий, граф Николай Петрович Румянцев, выдающийся государственный деятель, меценат, коллекционер и библиофил, чье собрание книг легло в основу Румянцевской, впоследствии Ленинской библиотеки, стал почему-то Алексеем Николаевичем.

Да и Николай Резанов был для Вознесенского поводом создать образ современного человека – раздвоенного, мучимого комплексами, мечущегося в поиске смысла жизни.

«Российская империя – тюрьма,

Но за границей тоже – кутерьма.

Родилось рано наше поколение,

Чужда чужбина нам и скучен дом,

Расформированное поколение,

Мы в одиночку к истине бредем»

О ком это – о Резанове или о самом авторе?

Или такая деталь — исторический Николай Резанов прекрасно владел испанским языком, в опере же разговаривал с Кончитой и другими испанцами исключительно через переводчика.

Алексею Рыбникову для постановки в Ленкоме также пришлось перерабатывать музыку оперы. Условия театра не позволяли использовать симфонический оркестр, для него не было места. И первый, симфонический вариант пришлось переоркестровать для рок-ансамбля. Так появилась рок-опера.

С тех пор прошло 25 лет. Многое изменилось в мире, в стране, на театральных подмостках. Но неизменен оглушительный успех этого спектакля. До сих пор в театре аншлаг, фантастическими тиражами распродаются записи музыки. И даже у тех кто не видел спектакля при словах «”Юнона” и “Авось”» — трепещет сердце, что-то внутри загадочно резонирует.

Отправить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.